Лысина - идеальная рама для презентации личности

- Скажи, а ты переживаешь, что ты лысый? - она нежно проводит кончиками пальцев по его гладкому, идеально выбритому черепу.


- Честно? Очень, - трагическим тоном отвечает он.
- Зря, - она не улавливает в его словах иронии. - Тебе идет. Ты вообще очень красивый.

Этот диалог героев фильма “Два дня” (реж. Авдотья Смирнова, в главных ролях Ксения Раппопорт и Федор Бондарчук) - лучшее средство психотерапии для всех мужчин, которых политкорректные американцы называют «hair disadvantaged» («испытывающие затруднения с волосами»). Будь я врачом, записала бы этот эпизод на флешку, упаковала в коробочку и продавала бы в аптеках с пометкой “Лекарство против страха”.

Вопрос: “А что будет, если я облысею?” - хоть раз в жизни задавал себе каждый мужчина. Многие задают его себе постоянно. Некоторые на нем просто зациклены. “Кто о чем, а лысый о расческе” - гласит народная мудрость. В списке Главных Мужских Страхов боязнь потерять шевелюру занимает почетное второе место после Страха номер один - угрозы импотенции.

Причем, оба эти страха загадочным образом связаны между собой. В массовом сознании укоренились два взаимоисключающих мифа. Первый: “Потеря волос - первый шаг к половому бессилию”. Второй: “Лысые - это половые гиганты”. Оба эти утверждения можно легко как подтвердить, так и опровергнуть в зависимости от того, как манипулировать медицинскими фактами. Но медицины мы сегодня касаться не будем.

Согласно официальной статистике, в категорию “испытывающих затруднения с волосами” попадают 70 процентов всего мужского населения. Но мне почему-то кажется, что эта статистика занижена. Лысые на улицах встречаются все чаще. Стрессы, экология, вредные привычки - все это, безусловно, не лучшим образом сказывается на количестве и качестве волос. К тому же армия лысых постоянно пополняется за счет “добровольцев” - тех, кто расстается с шевелюрой без всяких, казалось бы, на то оснований.

В угоду моде. В целях самовыражения. Или просто для прикола. То, что для кого-то является вынужденной мерой, они делают намеренно, превращая лысину в эффектный аксессуар.

Разумеется, среднестатистическая женщина предпочитает волосатого. Если ей предъявить одного и того же мужчину в двух “комплектациях” - с красивой густой шевелюрой и лысого, как коленка, то она, скорее всего, выберет первый вариант. Но жизнь вариантов нам не предлагает. Если судьба свела вас с лысым, не стоит надеяться на то, что он когда-нибудь отрастит романтичные кудри. Женщины, кстати, и не надеются.

Я не знаю ни одной подруги или жены лысеющего человека, которая маниакально пересчитывала бы волосинки на его голове, втирала бы ему в скальп медвежью желчь и уж тем более гнала бы его к пластическому хирургу. Наверное, такие есть. Как есть мужчины, заставляющие своих жен перекраивать внешность на манер куклы Барби. Но что-то мне подсказывает, что любовью в подобных союзах и не пахнет. Любят не за наличие или отсутствие волос. Любят просто так. Целиком. И лысину воспринимают не как трагический дефект внешности, а как милую особенность, нечто вроде уникального цвета глаз. Максимум, что может сделать любящая женщина для своего “испытывающего затруднения с волосами” мужчины, - отвести его к хорошему парикмахеру, который придаст его “затруднениям” корректный вид.

Тем не менее миллионы мужчин не собираются сдаваться без боя. Мировой рынок средств профилактики и борьбы с облысением оценивается в 6 млрд. долларов. На смену миноксидилу и пропеции приходят генная инженерия и стволовые клетки. Количество операций по трансплантации волос растет год от года. Если вы сравните фотографии Мэтью Макконахи, Билли Боба Торнтона, Шона Пенна, Боно, Кристиана Слейтера, Кевина Костнера десятилетней давности с современными, вы увидите существенную разницу - все эти актеры заметно “поволосели”.

Кто-то, как Хью Лори, от трансплантации отказывается, но согласен на экране маскировать лысину специальной накладкой (в реальной жизни этот актер носит на затылке небольшую аккуратненькую плешку, а в фильме “Доктор Хаус” она у него волшебным образом исчезает). Вопрос - изменилось бы наше отношение к герою, узнав мы о его “изъяне”? Вряд ли. Но это Голливуд, фабрика грез. Здесь свои представления об идеале.

Британский актер Джуд Лоу сначала вроде бы комплексовал по поводу своей стремительно облетающей шевелюры (несколько лет назад он фотографировался исключительно в головных уборах), а потом плюнул и расслабился. И пусть британская пресса в один голос призывает его “to do a Rooney” (то есть, сделать трансплантацию волос по примеру игрока Manchester United Вэйна Руни), Джуд мысленно посылает советчиков куда подальше. Впору делать ставки - как далеко зайдет актер в своих отношениях с волосами?

Будет ли он до последнего лелеять свой одиноко торчащий, как айсберг в океане, хохолок? Сделает ли короткий “ежик”? Предпочтет ли отвлечь внимание от головы при помощи трехдневной щетины на подбородке, как Андрэ Агасси, или аккуратной эспаньолки, как Джон Траволта? Или вообще побреется под ноль, как Брюс Уиллис, Вин Дизель или тот же Федя Бондарчук?

Большинство женщин, кстати, за последний вариант. К черту полумеры! Множество мужчин, расставшихся с остатками волос, лишь усилили в наших глазах свой статус секс-символов. Конечно, главную роль тут сыграла не лысина как таковая, а та уверенность, с которой они ее носят. Взять и избавиться от волос раз и навсегда - поступок человека, лишенного страхов и комплексов.

Конечно, бескомпромиссная лысина - шаг достаточно радикальный. Недаром английское “bald” (лысый) и “bold” (смелый) произносятся одинаково. Казалось бы, стрижка “под ежика” и бритье “под ноль” не так уж сильно отличаются друг от друга - разница составляет считанные миллиметры. Общий визуальный эффект примерно одинаковый. А вот подтекст другой. У кого-то бритый череп вызывает высокодуховные ассоциации, а у кого-то криминальные. Одни считают бритье головы актом капитуляции, а другие - жестом гражданского неповиновения.

Эх, взять бы принца Уильяма да побрить налысо - какой красавец бы получился! Ну к чему этот цыплячий пух на макушке, эти жалкие попытки замаскировать очевидное? Может, бритье головы противоречит королевскому этикету? А, может, у принца просто не хватает духа вот так взять и сменить имидж? Но ведь с чувством юмора (а значит, и с самооценкой) у него все в порядке! Когда на прошлую Пасху принц с супругой посещали животноводческую ярмарку в Австралии и им предложили оценить мягкость остриженной шерсти альпаки, Кейт заметила, что из этого материала получился бы для Уильяма отличный парик. Как на это отреагировал принц? Он не пошел красными пятнами и не пронзил супругу полным ненависти взглядом. Он от души расхохотался.

Ясно одно. В какой-то момент маскировка редеющей шевелюры при помощи парикмахерских ухищрений (стрижка “Цезарь”, текстурная взлохмаченность и т.д.) уже не приносит желаемых результатов. Что делать дальше? Парики и зачесы a la Дональд Трамп мы решительно отметаем. Остается пластическая хирургия или… минимализм. Стригитесь как можно короче. А если хватает духу - брейтесь налысо. Неправда, что лысый череп делает мужчин более брутальными. Бруталов - да. А, скажем, представителям богемы он придает еще больше богемности. А романтикам - романтичности.

Лысина - идеальная рама для презентации личности. Если, конечно, есть, что презентовать.

“Мама, а лысина передается по наследству?” - спросил меня 12-летний сын, глядя на то, как его отец уверенными движениями бритвы Gillette стрижет газон на своем скульптурном черепе. “Конечно, сынок. Так что учись и запоминай”. К чему вселять в человека напрасные надежды? Генетика - штука серьезная. Если папа к 40-ка годам полысел, то и сын, скорей всего, не избежит этой участи. Ну а если нет, то пусть это станет для него приятным сюрпризом.

link



Похожие материалы:

Комментариев нет:

Отправка комментария

Дорогие читатели!
Мы уважаем ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев в следующих случаях:

- комментарии, содержащие ненормативную лексику
- оскорбительные комментарии в адрес читателей
- ссылки на аналогичные проекту ресурсы или рекламу
- любые вопросы связанные с работой сайта