Что муж ни сделает – все хорошо

0_6000e_f6c9af95_XXLНаверное Вам приходилось видеть настоящие крестьянские домики, крытые соломой. Крыша у такого домика поросла мхом, травой, а на коньке – гнездо аиста, – без аиста там не обойтись! Стены покосились, окна низенькие, причем открывается только одно; в кухне печка выпирает, как живот толстяка; через плетень свесился куст бузины, а в крохотной лужице, над которой раскинулась узловатая ракита, плавает утка с утятами. Есть при доме собака, – она сидит на цепи и лает на весь свет.

 

Точь-в-точь такой дом стоял когда-то в одной деревне, и жили в нем старые крестьяне – муж и жена. Как ни бедно они жили, кое-что у них было и лишнее. Так, они могли бы обойтись без своей лошади, потому что работы для нее не было, и она целый день паслась в придорожной канаве. Хозяин ездил на ней в город, иногда ее на несколько дней брали соседи, расплачиваясь за это мелкими услугами, – и все же лучше было бы ее продать или сменять на что-нибудь более нужное. Но на что обменять?

– Ну, отец, в купле-продаже ты смыслишь больше моего, – сказала однажды жена своему мужу, – а сейчас как раз ярмарка в городе. Сведи-ка туда нашу лошадь да продай ее или сменяй на что-нибудь путное! Ты ведь у меня всегда все делаешь так, как нужно. Ну, поезжай!

Она повязала мужу платок на шею, – это она делала лучше, чем он, – да не как-нибудь, а двойным узлом повязала; очень красиво получилось. Потом она ладонью смахнула пыль с мужниной шляпы и поцеловала старика прямо в теплые губы. А он сел на ту самую лошадь, которую надо было продать или выменять, и уехал. Ну, а в купле-продаже он знал толк!

Солнце пекло, и на небе не было ни облачка. Над дорогой стояли тучи пыли, потому что на ярмарку спешили толпы людей: одни двигались на телегах, другие – верхом, третьи – на своих двоих. Жара стояла нестерпимая, а тени нигде не было. Вот старик увидел, что по дороге едет человек и гонит перед собой корову, да такую красивую, что краше и не бывает.
"Должно быть, у нее и молоко отличное, – подумал старик. – Есть расчет поменяться".

– Эй, ты, с коровой!  закричал он. – Давай-ка потолкуем. Хоть лошадь и подороже коровы будет, да мне корова нужней. Давай меняться, а?
– Ну что ж, давай, – ответил хозяин коровы.
И они обменялись.
Итак, крестьянин сделал свое дело и теперь мог спокойно вернуться домой, но он собирался еще побывать в городе и потому вместе с коровой пошел дальше, чтобы хоть издали поглядеть на ярмарку.

Крестьянин шел быстро, корова от него не отставала, и вскоре они нагнали человека, который вел овцу. Овца была очень упитанная и с густой шерстью.
"Вот бы мне такую! – подумал крестьянин. – Летом ей хватит корму и в нашей канаве, а на зиму ее можно будет брать в дом. Если хорошенько подумать, на что нам корова? Лучше держать овцу".

– Эй, ты, хочешь сменять овцу на корову? – крикнул он. Хозяин овцы согласился сразу, и крестьянин пошел дальше уже с овцой. Вдруг он увидел на перекрестке человека с большим гусем подмышкой.
– До чего у тебя гусь знатный, – сказал ему крестьянин. – И жира вдоволь, и пера много! Вот бы его привязать возле нашей лужи, да и пустить по ней плавать! И старухе моей было бы для кого собирать очистки. Она как раз говорила на днях: "Эх, если бы только у нас был гусь!" Хочешь меняться? Даю тебе за гуся овцу, да еще спасибо скажу в придачу!

Хозяин гуся сразу согласился, и они обменялись. Город был уже совсем близко, дорога кишела людьми и скотом, не протопчешься. Путники шагали кто по дороге, кто по дну придорожных канав, кто прямо по картофельному полю сборщика дорожных пошлин. Тут же в картошке бродила на привязи его курица, а привязали ее для того, чтобы она не затерялась в толчее. Это была очень приятная на вид бесхвостая курица.

Искоса поглядывая на прохожих, она клохтала "клу-клу", но что она при этом думала, сказать трудно. Крестьянин, завидев ее, сразу решил: "В жизни я не видывал такой красавицы! Да она краше, чем наседка у нашего пастора. Вот бы мне такую! Курица всегда найдет, что поклевать, – может сама себя прокормить. Неплохо бы выменять ее на гуся, думается мне".

– Давай поменяемся, – предложил крестьянин сборщику пошлин.
– Меняться? Ну что ж, я не прочь, – ответил тот. И они поменялись: сборщик получил гуся, а крестьянин – курицу. Дел он по пути переделал много, к тому же очень устал, – было жарко, – и теперь ему ничего так не хотелось, как чего-нибудь попить и закусить, чем придется. Поблизости как раз оказался кабачок. Старик завернул, было туда, но в дверях столкнулся с работником, ко¬торый нес на спине туго набитый мешок.
– Что несешь? –  спросил крестьянин.

– Гнилые яблоки, – ответил тот. – Вот собрал мешок для свиней.
– Ох, ты! Уйма, какая! Вот бы старухе моей полюбоваться! В прошлом году сняли мы с нашей яблони, что возле сарая, всего одно яблоко; хотели его сберечь, положили на сундук, – а оно и сгнило. Но моя старуха все-таки говорила про него: "Какой ни есть, а достаток!" Вот бы ей теперь поглядеть, какой бывает достаток. Я бы ей с удовольствием показал!
– А что дашь за мешок? – спросил работник.
– Что дам? Да вот курицу!

Крестьянин отдал курицу работнику, взял яблоки и, войдя в кабачок, направился прямо к стойке. Мешок с яблоками он прислонил к печке, не заметив, что она топится. В кабачке было много народу – барышники, торговцы скотом; сидели тут и два англичанина, да такие богатые, что все карманы у них были набиты золотом. Они стали биться об заклад, и ты сейчас про это услышишь.

Но что это вдруг затрещало возле печки?
Да это яблоки испеклись! Какие яблоки? И тут все узнали историю про лошадь, которую старик сначала обменял на корову и за которую, в конце концов, получил только гнилые яблоки.
– Ну и достанется тебе дома от жены! – сказал англичанин. – Да она с тебя голову снимет.

– Не снимет, а обнимет, – возразил крестьянин. – Моя старуха всегда говорит: "Что муж ни сделает, – все хорошо!"
– Давай  поспорим, –  предложил  англичанин. – Ставлю бочку золота.
– Хватит и мерки, – сказал крестьянин. – Я со своей стороны могу поставить только мерку яблок да себя со старухой в придачу, этого хватит с лихвой.
– Согласны! – вскричали англичане.

Подали повозку кабатчика: на ней разместились все – англичане, старик, гнилые яблоки. Повозка тронулась в путь и, наконец, подъехала к дому крестьянина.
– Доброго здоровья, мать!
– И тебе того же, отец!
– Ну, лошадь я сменял.

– На этот счет ты у меня дока, – сказала старуха и броси¬лась обнимать мужа, не замечая ни мешка с яблоками, ни чужих людей.
– Лошадь я выменял на корову.
– Слава Богу, – сказала жена. – Теперь у нас на столе заведется и молоко, и масло, и сыр. Вот выгодно обменял!

– Так-то так, да корову я обменял на овцу.
– И хорошо сделал, – одобрила старуха, – всегда-то ты знаешь, как лучше сделать. Для овцы у нас корму хватит. А мы будем пить овечье молоко да овечьим сыром лакомиться; из ее шерсти свяжем чулки, а то и фуфайки! С коровы шерсти не соберешь: в линьку она и последнюю растрясет. Какой ты у меня умница!

– Так-то так, да овцу я отдал за гуся.

– Ах, отец, не уж-то у нас и вправду будет гусь ко дню святого Мартена? Уж ты всегда стараешься меня порадовать! Вот хорошо придумал! Гусь, хоть его паси, хоть не паси, все равно разжиреет к празднику.
– Так-то так, да гуся я сменял на курицу, – сказал старик.
– На курицу? Вот удача-то! – воскликнула старуха. – Курица нам нанесет яиц, цыплят выведет, – глядишь, у нас полный курятник. Мне уж давно хотелось завести курочку.

– Так-то так, да курицу я отдал за мешок гнилых яблок.
– Дай-ка я тебя расцелую! – воскликнула жена. – Вот спасибо так спасибо! А теперь вот что я тебе расскажу: когда ты уехал, я надумала приготовить тебе обед повкуснее – яичницу с луком.

Яйца у меня как раз есть, а луку нет. Пошла я тогда к учителю:  знаю, лук у них есть, но жена у него скупая-прескупая. Вот  и попросила у нее взаймы луковку. "Луковку? – переспрашивает она. – Да у нас в саду ничегошеньки не растет. Я вам и гнилого яблока дать не могу". А вот я теперь могу дать ей целый десяток гнилых яблок. Да что десяток! Хоть весь мешок одолжу. Ну и посмеемся мы над учительницей! – И жена поцеловала мужа прямо в губы.

– Вот это здорово! – вскричали англичане.– Как ей ни туго приходится, она всегда всем довольна. Для такой и денег не жалко.
Тут они расплатились с крестьянином: ведь жена с него головы не сняла, а, напротив, крепко его обняла. Целую кучу золота ему дали!
Да, если, по мнению жены, муж ее умней всех, и что он ни сделает, – все хорошо, – это всегда на пользу не только ей, но и всей семье.

 


Ганс Христиан АНДЕРСЕН.


Похожие материалы:

Комментариев нет:

Отправка комментария

Дорогие читатели!
Мы уважаем ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев в следующих случаях:

- комментарии, содержащие ненормативную лексику
- оскорбительные комментарии в адрес читателей
- ссылки на аналогичные проекту ресурсы или рекламу
- любые вопросы связанные с работой сайта