Второй акт любви Ольги Остроумовой

5873Впервые она блеснула на экране в роли школьницы-красотки Риты, украсив собою кинохит 68-го года «Доживем до понедельника». А уже через четыре года после премьеры фильма «...А зори здесь тихие» проснулась настоящей суперзвездой. И сегодня в свои 65 лет эта великолепная актриса по-прежнему красива и любима, в том числе мужем - блистательным Валентином ГАФТОМ. Но путь ее к личному счастью был долог и тернист.

ОСТРОУМОВА
Ольга Михайловна

Родилась 21.09.1947, г. Бугуруслан Оренбургской обл.

Лауреат приза «Серебряная нимфа» в Италии (за роль в фильме «А зори здесь тихие…»)
Лауреат премии имени А.Довженко (1978)
Лауреат Государственной премии СССР (1979)
Заслуженная артистка РСФСР (1982)
Народная артистка России (1993)
Лауреат премии им. Станиславского (спектакль «Мадам Бовари»)

Ольга Остроумова стесняется славы, никогда не просит о помощи и часто не может отличить ухаживания от хорошего воспитания – ей кажется естественным, если мужчина пропускает женщину вперед и подает ей пальто. Ольга Остроумова – аристократка, но не по рождению, а по духу. Ее предки не сидели за одним столом с царями и не имели вотчин в N-ной губернии. Хотя, как утверждал столь любимый ею Булгаков, кто знает, как причудливо тасуется колода…

Детство

Ольга Михайловна Остроумова родилась 21 сентября 1947 года в городе Бугуруслан Оренбургской области. Отец – Остроумов Михаил Алексеевич, мать – Остроумова Наталия Ивановна. В роду Остроумовых три поколения мужчин были священниками. Детство Ольги Михайловны прошло в Бугуруслане, в маленьком домике, недалеко от церкви, священником которой был ее дедушка, человек умный, уважительный и отзывчивый. Его сын, отец Ольги, был школьным учителем физики и регентом в церковном хоре. Его отличали тактичность и терпение, невероятная аккуратность и добросовестность. Мать была хранителем семейных традиций, среди которых важное место занимали любовь и бережное отношение друг к другу. Своих детей – а кроме Ольги в семье Остроумовых было еще две дочери (Раиса и Людмила) и сын (Георгий) – родители воспитывали ненавязчиво, не утомляя нравоучениями: «Мы жили в удивительной атмосфере доброты, внимания, ласки. Для меня детство – это тот фундамент, на котором я стою до сих пор. Эти воспоминания – чай на веранде, духовой оркестр, обязательные совместные завтраки, обеды, ужины за большим семейным столом – не раз согревали душу в трудную минуту».

clip_image001[4]

Своими духовными наставниками Ольга Михайловна считает дедушку и отца, которые уважали ее и воспитывали своим примером. Отец был самоучкой, играл на пианино, на скрипке, он сделал лодку, вместе с мамой они сшили палатку и брали детей в путешествие по реке Кинель, которая впадает в Самарку. Отец Ольги Михайловны никогда не делал что-то назидательно, просто он всем наслаждался – и закатом, и рассветом, – и поселял в детях гармонию и счастье. Замечательный дедушка (переживший сталинские репрессии) тоже оставил о себе самые светлые воспоминания. На всю жизнь Ольге Михайловне запомнился один случай: «Однажды в грозу мы, бойкие пионеры, прибежали к деду и спросили: «Гром гремит, это что, Илья-пророк на колеснице едет?». А он нам все объяснил по законам физики. Был очень мудрый, говорил, что человек сам должен прийти к вере». Теперь Ольга Михайловна считает себя верующей: «По крайней мере, десять заповедей для меня непоколебимы. Они как нормальные законы для существования, которых должен придерживаться любой человек. Мне кажется, что так должен прожить жизнь каждый – не красть, не убивать».

clip_image002[6]

Большая семья Остроумовых жила на небольшую зарплату отца, и Ольга Михайловна до сих пор удивляется, как удавалось матери так умело вести хозяйство и при этом много читать, имея всего четыре класса образования. Из-за происхождения отца семья Остроумовых долгое время считалась социально неблагонадежной, меняла города, пока не осела в Куйбышеве… Несмотря на то, что учительской зарплаты едва хватало на то, чтобы сводить концы с концами, праздники в семье Остроумовых справлялись всегда. В доме была чудесная библиотека, в которой руками отца были собраны сотни замечательных книг – от философских трактатов до приключенческой литературы. Да и сам отец на склоне лет написал книгу. Правда, ее тираж невелик – всего четыре экземпляра, по числу детей. Называется эта замечательная книга «Исповедь пасынка века»: «Там очень много того, чего я раньше не знала. Только будучи взрослой, узнала, сколько пережили мама и папа. Иногда говорят, что сейчас ужасное время. Да, оно, наверное, в чем-то ужасное, но то, что пережили мои мама и папа, дедушка с бабушкой, на мою долю пока, слава Богу, не выпало».

В школе Ольга Михайловна не участвовала ни в какой художественной самодеятельности, потому все друзья, родители и даже учителя были просто шокированы ее решением ехать в Москву и поступать в ГИТИС (о других театральных вузах она просто не знала). Ольге Михайловне даже не удалось погулять на выпускном бале – поджимали сроки сдачи документов в институт.

Такое внезапное и безумное, по мнению окружающих, решение Ольга приняла далеко не случайно. Ее манила не слава и красивая жизнь «знаменитой артистки». Просто однажды в возрасте лет десяти маленькая Оля попала на спектакль, где одну из главных ролей играла подруга ее матери. Забылся сюжет, костюмы, остались только непередаваемое ощущение праздника и необычайное волнение. Однако отговаривать дочку родители не стали – купили билет, мама напекла пирожков на дорогу, и отправили в Москву, где у девушки не было ни одного знакомого.

Приехав в Москву, Ольга отправилась на поиски ГИТИСа, адреса которого она не знала. К заветному институту девушке удалось добраться только к вечеру, когда прослушивание уже подходило к концу: «А я всего три вещи тогда выучила – басню, прозу Пришвина и еще запаслась стихотворением Роберта Рождественского «Карнавал». Выбрала «Лист» Пришвина. А читать его, конечно же, нужно с пафосом, эдак, броско, смело.

А я... Вышла перед консультантами и пролепетала все в стиле «кулинарного Хазанова». Затем, поняв уже, что потерпела полное фиаско, еще дрожащая, опрометью выскочила из зала, забилась где-то под лестницей и разревелась. Вообще-то я стараюсь не плакать, тем более прилюдно. Но мне было так обидно, что все случилось так быстро. Я вполне могла подумать, что срежусь на первом, втором туре… И под какой-то лестницей случились не слезы, а самый настоящий обвал. Меня утешают, чей-то голос дает четкие инструкции что читать и как себя вести. Как ни смешно, но он посоветовал мне идти на первый тур, сказав парадоксальную фразу: «Что, думаешь, тебя запомнили?»».

clip_image001[6]

Переборов нерешительность и волнение, Остроумова пошла в деканат и спросила об общежитии. О своем провале на консультации девушка промолчала – об этом ее просто не спрашивали – и получила койку на Трифоновке. А дальше все пошло, как по маслу – на втором туре «героиня с детским голосом» плясала что-то русское, и очень лихо. Этот удачный номер Ольга решила повторить и на третьем туре, но подвернулся каблук, она упала и … была принята в мастерскую В. А. Вронской.

Училась Ольга Михайловна с большим вдохновением, но в студенческих отрывках ей в основном доставались роли девочек-подростков. Среди преподавателей актерского мастерства на курсе был П.Хомский, с именем которого связана значительно начало театральной деятельности О. Остроумовой. С середины 1960-х П.Хомский возглавлял Московский Театр Юного Зрителя и уделял много внимания формированию труппы, в театр шел постоянный приток талантливой молодежи (Л. Ахеджакова, Е. Маркова, И. Старыгин). П. Хомский пригласил в труппу ТЮЗа и Остроумову, еще когда она училась на втором курсе.

В 1967 году в ГИТИСе появился один из ассистентов режиссера С. Ростоцкого, который начинал съемки фильма из жизни школы. Будущая картина должна была называться «Доживем до понедельника». Двадцатилетнюю Остроумову пригласили на роль десятиклассницы Риты Черкасовой – самой красивой девочки в классе, которая походя разбивает сердца одноклассников. Фильм пользовался большой популярностью. На фоне прекрасных работ признанных мастеров кинематографии вполне внятно прозвучали и роли дебютантов. На О.Остроумову впервые обратили внимание и зрители, и критика.
clip_image002[8]

В 1970 Ольга Михайловна закончила ГИТИС и уже в качестве полноправной актрисы была зачислена в штат ТЮЗа. Из наиболее удачных ролей актрисы в этом театре можно назвать следующие: Елена в «Мещанах», Юлия Джули в «Тени» и Лебедкина в «Поздней любви».

Успех

Свою «звездную» роль в кино Ольга Остроумова сыграла в 1973 году в фильме своего «крестного отца» в кинематографе – режиссера Станислава Ростоцкого. Роль очаровательной и бесстрашной Женьки Комельковой досталась Остроумовой совершенно случайно. Конечно, Ростоцкий хотел видеть актрису и в следующем своем фильме, но … никак не в роли рыжеволосой красавицы, умудренной жизненным опытом: «У Ростоцкого было свое видение Жени. Я никак не вписывалась в эту роль. Получила сценарий и... отложила в долгий ящик. Тогда я работала в театре юного зрителя в Москве. А после двух неудачных фильмов была разочарована в кинематографе вообще, считала, что только театр является истинным искусством, а кино – это сплошное производство и монтажи... Но однажды вдруг обратила внимание на своего однокашника по училищу Андрея Мартынова, который в «Зорях» роль Васкова играл. Ходит он такой смурной, весь в себе, серьезный. Я его спрашиваю: «Андрюш, что случилось-то?» А он отвечает: «Мне предложили замечательную роль. Это - мой Гамлет!..» И называет мне «А зори здесь тихие...». До этого, кстати, в кино не снимался».

clip_image004[5]

После этого разговора Остроумова бегом побежала домой, достала сценарий и начала его внимательно читать: «Боже, думаю, глупая! Как же можно было отложить такой великолепный сценарий, даже не прочитав его! Такие женщины!». Теперь уже Ольга Михайловна искала встреч с режиссером, но к этому времени все актрисы на главные роли были уже найдены и утверждены. Все, кроме Жени Комельковой и Риты Осяниной, конкурс на которые был просто огромным. Тем не менее, поборов страх, Остроумова пришла на пробы, где познакомилась с Ириной Шевчук, которая позже была утверждена на роль Риты: «Нам на пробу был дан эпизод, простенький такой, когда во время ружейной канонады я рвусь на выручку своим, а Рита сдерживает Женю, мол, Васков сказал «Не высовываться!», значит, так и нужно делать. Вот этот простенький эпизод, закончившийся фразой Риты: «Боец Комелькова! Это не казаки-разбойники! Это война!» и моим послушанием, стал началом нашей работы над фильмом».

clip_image005[5]

Итак, Ольга Остроумова была назначена на роль Жени. И тут же возникла масса проблем. Во-первых, цвет волос: Женя Комелькова – рыжая, и это не просто цвет волос, а важная составляющая ее образа. Ольга Остроумова – блондинка, и это тоже часть ее «имиджа». Кому-то из них нужно было уступить – и через час работы гримера волосы Ольги Михайловны приобрели цвет спелой моркови: «Эт-то было нечто! Труппа, занятая в съемках, ахнула! То, что стояла перед ними, не имела ничего общего с Женей. Вторая попытка «перевоплотить» меня в роскошную златовласку кончилась тем, что из гримерной на съемочную площадку вышла такая... в общем, вполне стервозная дамочка. Послышались мнения, что может быть, я просто не подхожу по фактуре. Ростоцкий стоял твердо на своем. Неделю я приходила в себя после всех этих «перевоплощений». В конце концов, начались первые съемки, когда в той сцене, где в кадре Женя, появилась... просто я – Ольга Остроумова. Конечно же, я на всю жизнь благодарна Станиславу Иосифовичу Ростоцкому за то, что он отстоял меня».

clip_image006[5]

Съемки фильма проходили в Карелии, в очень тяжелых условиях. Актрисы на самом деле испытывали тяготы военного быта, тонули в болотах, мерзли в степи, и к концу съемок уже вполне сроднились со своими героинями и прочно вошли в образ: «Мне бы хотелось подчеркнуть одно важное различие между театральной бутафорией и киношной ношей. Боже мой! Ладно – шинель в скатке кирзовые сапоги, портянки, ружье, саперная лопатка... Но нам в рюкзаки еще и кирпичи засовывали, навьючивали, чем могли. Это, значит, чтобы мы выглядели усталыми и изможденными». Конечно, были на съемках и так называемые «смешные случаи», которые всегда так интересуют зрителей, но это был самый настоящий смех сквозь слезы.

clip_image007[5]

Например, эпизод перехода через гать. В фильме он занимает чуть более пяти минут, но режиссер старательно «мочил» своих актрис в болоте в течение месяца по нескольку раз в день. Как ни странно, ближе всех к сердцу принимала страдания молодых девочек костюмер Валентина Федоровна. И вот однажды она решила отомстить режиссеру, «отыграться» на Елене Драпеко, которая должна была тонуть. Она прекрасно знала, что «нырять» Елене придется не раз и не два...

И вот звучит команда «Мотор!». Актриса Елена Драпеко, несколько десятков раз попрыгав на месте для симулирования одышки, погруженная по пояс в воду, пугается специально построенного с помощью пневматики пузыря болотного газа и шарахается в сторону, где предусмотрена специально вырытая яма: «Стрекочет камера, а у нас глаза лезут на лоб! Мы не понимаем, что творит Ленка! Ну, какие действия может производить тонущий человек? Дураку ясно – из последних сил цепляться за жизнь. Драпеко же, нелепо барахтаясь, просто ныряла, по нескольку раз набирала в легкие побольше воздуха. Но все ее попытки «утонуть» были безуспешными. Постоянно над желто-зеленоватой гладью болота «светилась» ее попка. Два, три, четыре дубля... «Что ты творишь!» - кричит Ростоцкий. «Ну не могу, не могу я!» - со слезами на глазах отвечает Ленка. А ларчик просто открывался. Наша благодетельница, оказывается, надела на Драпеко легкий водолазный костюм, дабы защитить бедолагу от очередной экзекуции, но во время одевания Лена набрала внутрь костюма столько воздуха, что утонуть она просто физически не могла. Ростоцкий рвал и метал, мы хохотали, а бедную Лену лишили «спасательного жилета» и бросили в «пучину съемок». Сыграла она великолепно! «Ма-а-ма!», и нет Лизы – героини Драпеко. Боже, настолько было реально! Мы даже в темном зале оглядывались с зареванными лицами назад, мол, здесь ли Ленка... Это было страшно! Это была... война».

clip_image008

Фильм «А зори здесь тихие…» вышел на экраны в 1973 и стал лидером проката – его посмотрели 66 млн. зрителей. Это был самый настоящий успех, всенародное признание и любовь. Иногда эта любовь находила довольно странное выражение. Ольга Михайловна вспоминает: «К эпизоду в бане (когда на экране чуть ли не впервые в советском кино была показана женская нагота) зрители отнеслись спокойно. Я получила только одно письмо, из тюрьмы. Оно начиналось: «Наша лаг. администрация…». А дальше о том, что на 7 Ноября им показали «А зори здесь тихие…». Как хорошо девочки защищали родину. И вдруг с красной строки: «Но как же ты могла!». И дальше шла такая отповедь, что если я не замужем, то как же я после этого собираюсь выйти замуж, родить ребенка. Заканчивалось письмо риторическим вопросом: «»А по той ли дорожке ты идешь?». Боже мой, какие мы были наивные! Я растерялась, чуть не плакала, хотя была уже замужем…».

Работа Остроумовой в фильме была высоко оценена и критиками. Например, Л. Калгатина писала: «В Женьке Комельковой был удивительный сплав тонкости и шокирующей дерзости, хрупкой женственности и вызывающей экстравагантности, мягкости и дикарской неукротимости, ранимости и ожесточенности. Всю роль Остроумова вела на тонком нервном сопряжении разнородных качеств – это и составило существо и энергию экранного образа…».

clip_image010

После триумфального успеха на Остроумову обрушился град предложений от других режиссёров. Однако все роли были как две капли воды похожи на Женьку Комелькову. Повторяться актриса не хотелось, поэтому от всех предложений тактично отказывалась: «Я не из тех актрис, которые всю жизнь эксплуатируют свое обаяние. После фильма «А зори здесь тихие...» не снималась два года, потому что предлагали только «Женек»! Кажется, чего проще?! Иди и работай, зарабатывай деньги! Могла без особых усилий переходить из фильма в фильм, тиражировать однажды сложившийся (и довольно неплохой, замечу) образ. Но... отказывалась, не то, не так. Пока не позвали сыграть Маню Поливанову в картине «Любовь земная». Меня очень задела эта роль. Мне хотелось сыграть именно такую, женственную героиню».

«И чего на меня пялится этот очкарик?!» - с волнением думала юная актриса Московского ТЮЗа, оказавшись в костюмерной один на один с новым режиссером Михаилом Левитиным. При этом она лихорадочно пыталась застегнуть на упругой груди узкую кофточку. А та, как назло, все распахивалась и распахивалась...

0_1683dc_4082d2_XL

Остроумова сама вспомнила о злосчастной кофте спустя много лет в одном из интервью. И ей вполне можно верить! Ведь режиссер оцепенел при виде красавицы, в которую после картины «Доживем до понедельника» были влюблены все советские мужчины. Однако девушка к этому времени была уже не свободна.

Первым избранником Ольги стал сокурсник по ГИТИСу Борис Аннабердыев - он учился на театроведческом. Остроумову всегда тянуло к мужчинам, не похожим на нее саму. Боря был весел, задирист. И часто подтрунивал над своей серьезной подругой: «Мне кажется, что для актрисы ты недостаточно легкомысленна!» Хотя, с другой стороны...

Когда внучка священника и дочь церковного регента из маленького городка Бугуруслан Оренбургской области заявила родителям, что уезжает в Москву поступать в ГИТИС (других институтов она просто не знала), это вызвало семейный скандал.

large13100

- Верх легкомыслия! - говорили они ей. - Ты ведь даже в художественной самодеятельности не участвовала!

И вот она в столице, ее знает вся страна, а в паспорте стоит штамп о браке. Правда, вот незадача - супруга распределили в Ашхабад. Но Ольга все чаще ловила себя на мысли, что не очень-то по нему и скучает. А новый режиссер со своей, прямо скажем, посредственной внешностью почему-то заинтересовал...

                                           clip_image002

Ольга ОСТРОУМОВА

Непохожие существа

Нам не дано видеть будущее, но, быть может, это и к лучшему? Как вы думаете, решилась бы воспитанная любящими родителями Оля штурмовать актерские вершины, если бы знала, с какими мерзостями ей придется столкнуться?

Когда ее, уже популярную артистку, пригласили в «Моссовет», она накануне премьеры получила одну за другой две грязные анонимки - причем в прямом смысле слова. На измазанных дерьмом листках были матерные оскорбления, и не только в ее адрес.

- Моих детей называли чуть ли не ублюдками, - с содроганием вспоминала потом Ольга Михайловна. - И я подумала: «Сколько же в этом человека зла! Господи, прости его. Дай стать ему добрей».

А еще были голодные 90-е, когда в лучшем случае стали приглашать посидеть за столом в кадре, поскольку «нужна красивая женщина». Остроумова однажды не сдержалась:
- Я не манекен, а русская актриса!

medium_49a8f23340ae3b58cdf6d63d83e2ca1c

Начались проблемы и в личной жизни. Казалось бы, они с Левитиным нашли друг друга.

- Наша любовь с Ольгой была встречей двух совершенно непохожих друг на друга существ, - вспоминал Михаил, который именно в пору их романа стал театральной легендой. - Я встретил, не сразу даже как следует разглядев, свой единственный идеал - женщину холодноватую внешне, но страстную внутри, безупречно моральную, чистую, хотя и с некоторой такой назидательностью и мудростью, которая никому из нас была не нужна.

clip_image003

На съёмках «Гаража» Ольга оробела от количества звёзд и общалась только с Игорем КОСТОЛЕВСКИМ

А вот как начало их отношений вспоминает Ольга:
- Левитин всегда был очень магнетическим человеком - стоило ему посмотреть на меня, и я тут же уехала с ним в Ленинград, даже не предупредив мужа. Когда мы возвратились обратно, то на эскалаторе метро «Комсомольская», держась за руки, поклялись друг другу: приходим домой и говорим своим половинкам всю правду. Потому что, как мне тогда казалось, любовь и ложь - вещи несовместимые. Я как приехала, так сразу с порога все и объявила. А вот Михаил Захарович сделал это... несколько позже.
Вскоре актриса была приглашена на роль Жени Комельковой в фильм «...А зори здесь тихие».
- Режиссер картины Станислав Ростоцкий был еще тот ходок! - рассказывал нам один из ключевых участников съемочной группы «Зорь...». - Во время работы над картиной у него был роман с Еленой Драпеко. Вроде и к Марковой тоже подкатывал. Но вот Остроумову обходил стороной. Она тогда буквально дышала Левитиным, и все это знали!

clip_image004

Актриса отрицает роман с МАТВЕЕВЫМ, но тот как-то признался родным, что связь была

О папе, как о покойнике

Лишь спустя несколько лет их отношения были оформлены официально. В 1975-м у них родилась дочь Ольга, а в 1983-м - сын Михаил. Нетрудно догадаться, в честь кого их назвали...

По словам актрисы, родить двоих детей она решила вполне осознанно:
- Надеялась, что сумею все со всем совместить. Думала, что сдюжу, что семижильная. Но когда появился Миша, поняла, что придется чем-то пожертвовать. Чем? Для меня не было альтернативы: если уж жертвовать, то, конечно, только работой.

А вот Михаил Левитин не хотел жертвовать ничем.
- Мне всегда было трудно куда-то идти вместе, где-то появляться всей семьей, я не любил этих ритуалов, - признавался он. - Мне всегда казалось, что семья - это притворство. Ольга называла меня «жильцом».
О его любовных похождениях жене, разумеется, докладывали.

- У нас была совместная жизнь почти в 23 года длиной, - рассказывал Левитин. - В которой, мне кажется, я сознательно разрушал то, что она для нас строила. Ольга предложила мне уйти из дома, я ответил, что надо подать в суд и все разрушить. На суде она была истицей, и мы раздумывали, какой повод указать в заявлении. Я предложил написать: «За безответственное отношение к семье». А Ольга: «За безудержную любовь к свободе».

clip_image005

Режиссёр драмы «…А зори здесь тихие» Станислав РОСТОЦКИЙ соблазнил Елену ДРАПЕКО (слева), а на ОСТРОУМОВУ боялся даже дышать

Ольга Михайловна вспоминает о разрыве менее хладнокровно:
- Моя любовь не прошла - разбилась. У меня такое отчаяние было... Могла покончить с собой. Спасли меня только дети. Ради них должна была держаться и делать вид, что все нормально, хотя осталась с ними, совсем маленькими, на нищенскую зарплату. И в какой-то момент меня охватила паника: «Как смогу их вытянуть?» Но во лжи я просто умирала. Поняла: либо останусь человеком и личностью, либо буду растоптана.
Даже сейчас Остроумова не готова простить экс-супруга, что тот ушел к другой женщине.

0_2c81e_ffd3dc5_XL

- Я не совершенна, прощать не умею, - спокойно констатировала она в одном из последних интервью. - И он мне не родной... Понимаете, я отдана была ему полностью, всю свою жизнь подчинила ему. У меня личного ничего не было - только все его. И это разрубить было очень страшно... Но я прожила, пережила, понимаете. Да, он отец моих детей. Но иметь дела с ним я не хочу... Там все было. Не то что просто измена - разные предательства. Очень много было всего...

По словам Левитина, даже их общие дети объявили матери ультиматум: «О папе либо хорошо, либо ничего!»

clip_image006

Михаил ЛЕВИТИН с супругой назвали детей в честь себя - Мишей и Олей

Свадьба в больнице

Но со временем даже самые отрицательные эмоции утихают. И Остроумова согласилась выступить в фильме, посвященном юбилею экс-супруга.

- Я желаю ему больше ничего не терять! - заявила она.
Возможно, ее сердце несколько смягчил Валентин Гафт - нынешний любящий муж. Глаз на нее он положил еще во время съемок фильма «Гараж».

ostroumova_02

Но Ольга тогда была замужем, и он отступился.
Вновь они пересеклись, когда личная жизнь обоих лежала в руинах. Ольга тяжело поднимала двоих детей, а Валентин Иосифович только-только развелся со своей третьей женой - виолончелисткой Аллой.

- Какая-то организация пригласила меня выступить в кафе на 8 Марта, - вспоминает актриса. - Спросила: а кто там будет? «Гафт». Подумала: если Гафт согласился, значит, нормально. А Гафту позвонили и сказали, что Остроумова там будет. И он почему-то согласился. И, представляете, оказалось, что это кафе «Фиалка» в Сокольниках, где прошли его детство и юность.

clip_image007

Валентин ГАФТ, влюбившийся в красавицу на площадке «Гаража», ждал её 20 лет

Была весна, и Валя предложил: «А может, мы с вами как-нибудь погуляем? Тут так хорошо. Я вам все покажу». Начались встречи, и вдруг раз - он исчез на четыре месяца. Что же это? Надо же как-то объясниться: не могу или не хочу. Я, естественно, тоже не звонила. Но было чувство, что это не конец. Лишь окончился первый акт. И дали антракт. Через четыре месяца раздается звонок: «В общем, я не могу без вас». Мне как-то сразу легко стало. «Давайте, - говорю, - начнем второй акт. Интересно, сколько он продлится и каким будет третий».

Свадьбу сыграли в 1996 году... в больнице. Гафт проходил лечение, но срочно потребовался штамп в паспорте, чтобы получить льготное жилье. Не до торжественных церемоний!

003_jpg

И до сих пор они вместе и счастливы. Несмотря на возрастную разницу в 12 лет и различный характер.

- Я люблю одиночество, - признается актриса. - Иногда несовпадения бывают - он хочет поговорить, я хочу помолчать. Но не такая это большая трагедия!

0_c99d0_52904d19_XL
Похожие материалы:

Комментариев нет:

Отправка комментария

Дорогие читатели!
Мы уважаем ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев в следующих случаях:

- комментарии, содержащие ненормативную лексику
- оскорбительные комментарии в адрес читателей
- ссылки на аналогичные проекту ресурсы или рекламу
- любые вопросы связанные с работой сайта