Внешнее проявление кризиса семи лет

Что-делать-если-малыш-перестал-вас-слушатьсяОднажды наступит такой момент, когда ваша сладкая деточка в очередной раз вас удивит. Лет в 6;5 - чуть позже, чуть раньше - из милого непосредственного существа ребенок начинает превращаться мало того, что в трудновоспитуемого и огрызающегося, так ещё и противного своим обезьянничаньем, кривлянием, какой-то раздражающей манерностью, навязчивым смехом и другими подобными прелестями нелепого человечка.

Степень выражения этих чудесных превращений может быть разной, но вы это не пропустите однозначно.

Это - внешнее проявление кризиса семи лет.

Внутри, собственно, происходит примерно то же самое. А именно - все, конец детству. Конец непосредственности, открытости, тесной связи чувств и их проявлений - всего того, что умиляет нас в детях.

Суть этой перемены в том, что ребенок впервые начинает осознавать свои переживания, и пытается к этому новому умению приспособиться.

То есть он раньше злился, но не знал, что злится. Даже если и обозначал словами: "Все, я обиделся, понялИ?" - то это было просто подражание, обозначение внешнего - бровей нахмуренных и топанья ножек.
А теперь он ПОНИМАЕТ, что такое злиться. Он делает офигенское открытие - У МЕНЯ ВНУТРИ СТОЛЬКО ВСЕГО ПРОИСХОДИТ - ВОТ ЭТ ДА!!!
И он, понятное дело, начинает про это думать, и на себя со стороны смотреть - а как это я выгляжу, когда вот я злюсь, например? А когда вот я радуюсь - это не очень нелепо смотрится? - отсюда вот это кривлянье. Пытается примерить на себя подходящий образ.

То есть когда вы его раньше пугали - "Я рассержусь сейчас!", он слышал - "Сейчас начну орать и по заднице надаю", а теперь он ПОНИМАЕТ, что это слово обозначает не только "по заднице", но ещё и то, что вам неприятно. Раньше не понимал.

Так что детям до шести лет как минимум ваши чувства - темный лес. И все попытки призвать к его совести (кстати, совесть тоже вот как раз в это время, ближе к семи, начинает выполнять ту функцию, которую от нее ждут), махая флагом "Ты меня огорчаешь!", проваливаются.

А теперь можно.

Он только сейчас начинает обобщать эмоции.
Каждый день приходил от подружки со слезами: "Она меня дразнит! Я с ней не буду больше играть!!!"

На следующий день подружка зовет - он бежит. И опять со слезами, и опять "Не буду больше!!!"

А теперь не идет.

И не потому, что раньше забывал про то, что будут опять слезы, или думал, что на этот раз пронесет, а потому что каждый раз воспринимал ситуацию как новую.

Помнит, что вчера были слезы, но абсолютно никак не связывает это с сегодня. Сегодня-сейчас просто бежит играть.
А теперь предвосхищает эмоции, ЗНАЕТ, что опять будет то же самое.
Только теперь, после шести лет, ребенок учится жить в будущем. Раньше не умел.

То есть когда вы раньше злились на ребенка, что ему "хоть кол на голове теши, а он все равно лезет" - вы зря сердились. Он реально каждый раз не думал о вчерашних неприятностях. Не способен был.
Раньше у ребенка не могло быть комплекса неполноценности, а теперь - может.

Внутри него теперь переживания, и они между собой пока не договорились.
Вот его и колбасит при каждой неприятности.
Его чувства теперь не просто чувства, а попытка "чувствовать как надо". Теперь он уже не "открытая книга", и не так-то просто разобраться, что у него внутри, ибо поведение его больше не соответствует тому, что он чувствует.

Только теперь, только к семи годам, ребенок способен управлять собой, а не повиноваться импульсу.

Он способен теперь подчиняться правилам во взаимоотношениях.
А мы когда от них этого требовать начинаем? Года в два. А то и раньше. И очень забавно, когда человек говорит "Не знаю, что делать с трехлеткой!", а ему советуют - "Объясняйте, рассказывайте, что так нельзя". Объяснения и рассуждения только к шести годам начинают иметь смысл. До этого только работают совершенно другие методы.

Если коротко, то суть кризиса семи лет в том, что ребенок как бы обнаруживает внутри себя свой внутренний мир. И пытается выяснить, чего с этим делать.

Так же как трехлетка обнаруживает себя среди других людей. И экспериментирует с этим открытием.
"Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас" - это как раз про семилеток, которые шалеют от открытия себя внутри себя.

После кризиса у ребенка появляется очень важная способность - умение действовать согласно собственной позиции, ВНУТРЕННЯЯ СВОБОДА, оторванная от ситуации.

Потому они и начинают общаться на разные отвлеченные темы - о мире, о Вселенной, об одиночестве и всяких таких "взрослых" штуках. И со взрослыми, и между собой.

Вот в этих разговорах как раз выход из кризиса.
С почти-семилеткой можно уже общаться на уровне логики.
Предоставляйте ему выбор, когда он бунтует. Дайте почувствовать последствия его выбора.

Рисуйте схемы, обсуждайте с ним, как со взрослым, разные важные вопросы.

Помогайте ему разобраться с чувствами и эмоциями, а не усугубляйте конфликтами и скандалами.

Для ребенка, который прошел кризис семи лет школа желанна именно тем, что там он типа как взрослый, серьезным делом будет заниматься.
Для того, который не прошел (почему и выступают большинство психологов против того, чтобы рано отдавать в школу) - школа не соответствует потребностям и возможностям, и адаптироваться к ней он будет через пень колоду, так как там условия не те для такой адаптации.

Но про это можно отдельно поговорить - тоже тема.

А вообще кризис семи лет - очень интересное явление. О нем в трех словах не особенно расскажешь.

Его, кстати, самый первый описали. Трехлеток тогда ещё даже не заметили.


Похожие материалы:

Комментариев нет:

Отправка комментария

Дорогие читатели!
Мы уважаем ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев в следующих случаях:

- комментарии, содержащие ненормативную лексику
- оскорбительные комментарии в адрес читателей
- ссылки на аналогичные проекту ресурсы или рекламу
- любые вопросы связанные с работой сайта